Russian English French German Italian Spanish
Иван Кожедуб. Воздушный бой в современности.
Военная авиация
Иван Кожедуб. Воздушный бой в современности.

Иван Кожедуб. Воздушный бой в современности.

 

Генерал-лейтенант авиации 

И. Кожедуб трижды Герой  Советского Союза

 военный летчик первого класса

 

Каждый раз, когда я са­жусь в кабину современно­го истребителя, оснащенно­го ракетами, в сердце рождается гордость за нашу любимую Роди­ну, благодарность славной Комму­нистической партии за ту заботу, которой окружены мы, воины Страны Советов. Советский на­род — строитель коммунизма — дал нам в руки самую современ­ную боевую технику, оружие неви­данной силы. Авиаторы вместе с воинами других родов войск с гор­достью говорят: «Нам есть что за­щищать,  и  есть   чем  защищать».

Вся история советской авиации — это история борьбы за скорость, высоту и дальность полета. Возмо­жности самолетов резко  возросли в послевоенный период. Современ­ные самолеты могут летать со сверхзвуковой скоростью и подниматься на большие высоты. Революция в военном деле, естест­венно, привела к изменению такти­ки ВВС, внесла свои коррективы в организацию Военно-Воздушных Сил, значительно повлияла на ха­рактер воздушного боя.

Воздушный бой и в новых, изме­нившихся условиях по-прежнему остался главным в действиях истре­бителей по борьбе с авиацией про­тивника в воздухе, как бы суммирующим усилия летчика и всех спе­циалистов, помогающих ему в ре­шении боевой задачи — уничтоже­нии самолетов противника. Но его характер изменился  вместе с ростом скорости, высоты полета и воо­ружения.

Известно, что послевоенный пе­риод развития истребительной ави­ации, как и всех Военно-Воздушных Сил, можно разделить как бы на три этапа. Первый из них 1945—1953 годы. Он характеризуется обобщением большого опыта Вели­кой Отечественной войны и широ­ким внедрением реактивной техни­ки. Уже в 1947 году началось мас­совое переучивание летчиков-истребителей на самолетах МИГ-9 и ЯК-15, а чуть позднее—на МИГ-15, ЛА-15 и МИМ 7.

Опыт боевой учебы показал, что реактивные истребители можно ис­пользовать и в одиночном и в груп­повом боях. Рост скорости полета и оснащение самолетов более скорострельными авиационными пуш­ками значительно изменили харак­тер воздушного боя. Если в годы войны дальность открытия наибо­лее эффективного огня из пулеме­тов не превышала 150—200 м то теперь появилась возможность поражать самолет противника на го­раздо большем удалении.

Расширились и пространственные рамки воздушного боя. Он уже вел­ся не только на средних высотах, как это было в годы войны, а и в стратосфере. Однако основу успе­ха воздушного боя все еще состав­ляли отточенная до совершенства техника пилотирования на всех вы­сотах, постоянная и круговая осмотрительность, смелость и реши­тельность в действиях летчика.

Опыт управления авиацией с земли, накопленный в годы войны, находил все более широкое при­менение. Для обнаружения и наве­дения стали использоваться назем­ные радиолокационные станции, командные пункты и пункты наве­дения. И все-таки основным в об­наружении и сближении с целью оставалось визуальное наблюде­ние.

 В большинстве случаев земля выводила истребитель только в район поиска.

На втором этапе развития Военно-Воздушных Сил (1954—1959 гг.) на вооружение были приняты сверх-звуковые истребители, оснащен­ные радиолокационными прицела­ми и ракетами класса «воздух — воздух». Дальность пуска ракет по сравнению с дальностью стрельбы даже из крупнокалиберных авиа­ционных пушек выросла в не­сколько раз. Появилась реальная возможность поражать цели, не ви­дя их невооруженным глазом. Ха­рактер воздушного боя существенным образом изменился.

В чем это проявилось? Прежде всего в значительном возрастании роли взаимодействия командного пункта с летчиком-истребителем. На данном этапе практически успех воздушного боя, а точнее сближе­ния и обнаружения цели, стал зави­сеть от умения командного пункта определить параметры полета це­ли и истребителя, выбрать наибо­лее выгодный в данной обстановке тактический прием, наметить точку встречи.

Рост скоростей полета поставил под сомнение возможность повторной атаки. Значит, от летчика, его способности правильно постро­ить маневр, провести прицелива­ние и пуск, добиться победы с пер­вой атаки зависел успех всего воз­душного боя.

Третий этап, который продолжа­ется до сих пор, начался в 1960 го­ду. Он характеризуется дальней­шим совершенствованием боевых качеств авиационной техники и ра­кетного вооружения, все более ши­роким внедрением разнообразных систем управления. Теперь самоле­ты истребительной авиации, осна­щенные ракетами класса «воздух—воздух», способны осуществлять автономный перехват воздушных целей на больших удалениях от охраняемых объектов. Значительно повысились и роль автоматизиро­ванного управления и значение первой атаки.

Но, как показывает практика, и сверхзвуковые истребители могут успешно вести одиночный и груп­повой воздушные бои, которые, опять же сохраняют все свои ос­новные элементы.

Таким образом, современный воздушный бой — это прежде все­го перехват воздушной цели, вы­полняемый истребителем с помо­щью автоматизированной систе­мы управления. Здесь также важ­ны — внезапность действий, точ­ность огня, что является важней­шим условием успешного заверше­ния боевого задания.

За последние годы очень боль­шое внимание уделяется развитию радиотехнических средств управ­ления. Это вполне закономерный процесс. Широкое применение радиоэлектроники значительно повы­шает надежность наведения и пе­рехвата. Но умение вести воздуш­ный бой в любых условиях остает­ся главным в обучении летчиков истребителей.

Остаются в силе и требования от­личной групповой слетанности в каждой паре, в каждом звене и подразделении, а также взаимо­действия и взаимовыручки. В годы войны говорили: пара — основная боевая единица, звено—основа боевого порядка. Все это верно и в наши дни. Предавать забвению фронтовой опыт ни в коем случае нельзя. Только надо учитывать из­менения, которые произошли. К определению боевого порядка и организации воздушного боя нуж­но подходить диалектически, с уче­том и прошлого и настоящего. Толь­ко при зтом можно надеяться на успех.

Современный воздушный бой требует не только использования радиотехнических средств, но и по­вышенной осмотрительности, уме­ния любого летчика действовать самостоятельно с учетом сложив­шейся обстановки. Однако это не значит, что в случае потери веду­щего, ведомый обретает абсолют­ную самостоятельность. И в этом случае он должен помнить об об­щем замысле командира, прини­мать меры к тому, чтобы занять свое место в общем боевом по­рядке.

Надо уметь видеть в бою, знать, куда   и  зачем   идешь,   чувствовать атмосферу боя, его темп, метко ве­сти огонь. Без этого невозможно добиться победы ни в одиночном, ни в групповом воздушном бою.

Групповые воздушные бои, как правило, будут сопровождаться резкими эволюциями, большими перегрузками. Собственно также было и в годы Великой Отечествен­ной войны. Групповой воздушный бой выигрывал тот, кто был более организован, лучше владел такти­ческим и огневым мастерством, отличался физической выносливо­стью, кто мог и при больших пере­грузках правильно строить маневр, молниеносно и смело атаковать, метко стрелять. Об этом должны помнить и те, кто готовится стать воздушным бойцом, и те, кому Ро­дина вручила грозные сверхзвуко­вые ракетоносцы. Высокие мораль­но-боевые качества, готовность к подвигу надо воспитывать в себе изо дня в день.

В групповых воздушных боях особое значение приобретает уме­ние летчика применять в комплек­се ракетное и пушечное вооруже­ние. Здесь да, впрочем, и на дру­гих этапах только правильной оцен­кой обстановки не обойтись. Нуж­ны твердые и глубокие знания боевой техники и ее возможностей, навык быстрого переключения вни­мания с одной системы на другую.

кожедуб

Как уже отмечалось, воздушный бой — главный вид боевой дея­тельности летчика-истребителя. Но и в этом главном есть свое глав­ное — атака. Ведь как бы скрытно ни действовал летчик, как бы он ни хитрил при сближении, победы не будет, если он не сумеет совер­шить стремительную атаку и не за­кончит ее метким и дерзким уда­ром.

От чего зависит успех атаки? Прежде всего от совершенной тех­ники пилотирования. Чем лучше владеет летчик самолетом во всем диапазоне скоростей и высот по­лета, тем больше у него возмож­ности победить врага в воздуш­ном бою, Не меньшую роль игра­ет и знание тактики противника, сильных и слабых сторон его техники.  Без   этого   тоже    немыслим успешный воздушный бой.

Отличным пилотом, знатоком тактики и мастерского удара заре­комендовал себя на фронте Герой Советского Союза В. Лихачев. Про­шли годы, но не померкла слава ветерана. Его пилотаж на воздуш­ном параде в Домодедове отли­чался незаурядным мастерством, если хотите, дерзостью. Ветеран был награжден еще одним орде­ном Красного Знамени.

Дерзость летчика, в мирные дни мы об этом неоправданно мало говорим, а следовательно, и не вы­рабатываем у летчиков этого за­мечательного качества воздушного бойца. Между тем дерзость в со­четании с мастерством и есть тот сплав, который помогает летчику успешно завершить воздушный бой — произвести атаку.

Много примеров разумной дер­зости и инициативы проявили ави­аторы на учении «Днепр». Этот опыт необходимо всемерно внед­рять в практику обучения и воспи­тания.

В настоящее время происходит объективный процесс взаимопро­никновения современной авиацион­ной и ракетной техники. В управ­лении авиацией все шире применя­ются радиоэлектроника и счетно-решающие устройства, на вооружение поступают различные раке­ты. Но какой бы совершенной ни была техника, решающая роль в современном воздушном бою, как и в годы войны, принадлежит лет­чику, познавшему законы воору­женной борьбы, умеющему взять от техники все без остатка. Свя­щенный долг каждого авиационно­го командира — воспитывать лет­чика-истребителя смелым и уме­лым воздушным бойцом, беспре­дельно преданным делу Коммуни­стической партии и Советскому правительству, до глубины души ненавидящим врагов родины Ок­тября, в авиационные части приходят молодые летчики-инженеры. Это высокоэрудированные, хорошо подготовленные специалисты. Уро­вень их теоретических знаний зна­чительно выше, чем был у выпуск­ников военных училищ 50-х годов, но нужно помнить, что их жизнен­ный опыт еще невелик. Об испы­таниях, которые выпали на долю летчиков-фронтовиков, они знают только по книгам и рассказам ве­теранов. Нужно, чтобы обучение молодежи проводилось е условиях, максимально приближенных к реальным, боевым. И не надо боять­ся разумной инициативы, дерзо­сти молодежи. Пусть они будут. В сочетании с мудростью старших это поможет летчикам-инженерам стать мужественными и стойкими воздушными бойцами.

В дни празднования 50-летия Во­оруженных Сил СССР авиационной части был вручен орден Красного Знамени. В ней проходят службу многие летчики-инженеры. Они жадно перенимают опыт таких признанных мастеров воздушного боя, как майоры С. Цветков и В. Бе­ляев, чей ратный труд недавно от­мечен  орденами  Красной   Звезды.

Современный воздушный бой — серьезное испытание моральных и физических сил летчика. И без вы­сокой морально-психологической подготовки летчика, как и без умения владеть своим оружием, нель­зя достичь победы в воздухе.

Советские летчики идут в еди­ном боевом строю с танкистами, моряками, ракетчиками, предста­вителями различных родов войск. Они зорко следят за происками империалистов, бдительно охраня­ют мирный труд советского наро­да, строящего коммунистическое общество, и по приказу Родины го­товы нанести сокрушительный удар по любому агрессору, если он по­сягнет на честь, свободу и незави­симость социалистического Отече­ства.

Светлой памяти И. Кожедуба посвящается...

Авиация и космонавтика. – 1968. – №5,10; 1969. – №5, 6.

Летчики

Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
.

Лучшее в мире авиации

АОПА-Россия
Сообщение в блоге
Авторские статьи
наверх