карта сирии с российскими войсками
Авторские статьи
Приобретаем новый боевой опыт в Сирии?

Приобретаем новый боевой опыт в Сирии?

 

После того как схлынула волна недоумения и негодования по поводу сбитого в Сирии нашего бомбардировщика, наступило, как мне кажется, время спокойно проанализировать ситуацию вокруг нашей группировки ВКС.

Изначально наши базы располагаются на побережье. Инфраструктура любого современного боевого аэродрома довольно сложна. Вероятно, приготовления к приему российских штурмовиков и бомбардировщиков велись уже давно. Для обеспечения полетов боевых самолетов подобного класса помимо материально-технического обеспечения, нужен ЦБУ (центр боевого управления) куда стекается вся оперативная информация. Соответственно нужно радиолокационное сопровождение. Или, попросту говоря, радары. Допустим, все это было на гражданском аэродроме либо было обеспечено в ходе подготовки к прилету самолетов.

Стоит знать, что самолет заправляют

не только керосином и боеприпасами.

Для вылета самолета нужна заправка кислородом,

воздухом, азотом, спиртом или спирто-водяной смесью.

Перед и после вылета самолет должны обеспечить загрузкой и снятием показаний средств объективного контроля. В распоряжение группы должна иметься аккумуляторно-зарядная и  азотно-кислородная станция. Должна быть служба авиационного оборудования, отвечающая за летное снаряжение, и спасательное снаряжение. Ангары и хранилища топлива, боеприпасов, комплектующих частей. Должна быть ремонтная база, ТЭЧ (технико-эксплуатационная часть). Независимо от того, летает самолет или стоит на земле, через определенное время (летное или стояночное), он должен проходить регламентные работы (РР). И конечно на любом военном аэродроме есть ПСС – поисково-спасательная служба. Не думаю, что на гражданском аэродроме все это было.

Из всего вышесказанного ясно, что военный аэродром – это сложный боевой комплекс из множества взаимосвязанных структур и подразделений. И подготовка к приему боевой ударной группы была проделана основательная, и не за один день и даже неделю.

Количество бомбардировщиков и штурмовиков давно и ясно было обозначено штабом ВКС. Вероятно, учитывая невозможность нападения с воздуха, обороне ПВО наших сил не уделялось достаточного внимания. Как охранялся аэродром? Как и какими силами осуществлялось воздушное патрулирование территории прилегающей к базе? Почему не подняли ни одного «Крокодила» (Ми-24), для сопровождения группы ПСС. Ведь Ми-8, особенно в поисковой работе, очень уязвим с земли, практически всеми видами стрелкового оружия. С этим наши летчики уже сталкивались в Афганистане и Чечне. Еще раз на те же грабли?

Уверовав, что наши самолеты в сирийском небе совершенно одни группы штурмовиков и бомбардировщиков ходили на задания без прикрытия истребителями. Конечно, ситуацию с атакой турецкого истребителя вряд ли кто-то мог предвидеть, но тем не менее. Зона военных действий.

Конечно, сейчас группировку усилили, и теперь, ни одна муха не пролетит, но раньше что? Пожалели один комплекс С-400, или не видели противников?

И в заключение.

Мне показалось очень странной та скорость появления в Сети, и качество видеосъемки, момента падения горящего Су, и двух парашютов. Съемки не камерой мобильного телефона.

Какая-то недоработанность, непродуманность действий с нашей стороны, сквозит во всей этой ситуации. Это ошибки или русское «авось»? Мы начинаем заново учиться, забыв так быстро недавний боевой опыт? Надеюсь, что нет.

 

Валерий Смирнов для avia.pro

Валерия Смирнов

В статье изложено личное мнение автора.

.

Новости

Лучшее в мире авиации

наверх