Прочие
Геннадий Гал. Воспоминания о полёте на Ан-2.

Геннадий Гал. Воспоминания о полёте на Ан-2.

 

Хоу поделиться историей свого первого полёта на самолёте Ан-2. Яркие детские впечатления остаются такими же свежими практически до конца наших дней, но тогда я еще этого не знал, да и не понимал. И сейчас, когда я вспоминаю об этом, они – мужчина в форме гражданской авиации и женщина в легком цветастом платье - стоят у меня перед глазами, как будто все происходило только вчера. 

  Вы думаете, что это метафора? Ничего подобного! Только не для меня и еще нескольких десятков мальчишек и девчонок, которые однажды, жарким летним днем много лет назад поднялись в воздух на настоящем самолете… благодаря любви - чужой любви, - искренний порыв которой коснулся самым необычайным способом и нас.

  При ослепительном солнечном свете, на фоне всевозможных оттенков зелени, эти двое застыли в крепком объятии счастья, всем своим видом устремляясь в небо и как бы приглашая всех разделить радость полета с ними. И они разделили… Она – директор пионерского лагеря, он – пилот Ан-2.

  На официальном уровне было достигнуто соглашение и вот мы, лагеристы, благоговейно вступив на поле небольшого провинциального аэродрома, где стояло несколько вертолетов и «кукурузников», с немалым восторгом подошли к самолету. Между прочим, ни до, ни после этого полета я на самолетах не летал, поэтому отсутствие трапа и улыбающейся стюардессы меня нисколько не смутило. Пыльный салон со специфическим запахом, подозрительно похожий на салон пригородного ПАЗ-ика, напомнил мне поездки в село к бабушке. Ну и что?! Это был и остается самый лучший самолет в моей жизни.

  Взревев мотором и подпрыгивая на кочках, наш Ан-2 устремился в небо. Свершилось! Я в небе! Как же прекрасна земля с высоты птичьего полета: ленты синих рек, нити серых дорог, зеленые и желтые квадраты полей, игрушечные постройки и автомобили, люди-муравьи, карликовые коровки на пастбищах. Но на всю эту сказочную красоту мне приходилось смотреть боковым зрением, потому что было нечто, что приковывало мое внимание намного сильнее. После, уже твердо стоя ногами на земле, я с удивлением старался понять, почему это нечто - бумажный пакет в моих руках - было в небе для меня важнее всего. Зато ничто не мешало мне в полной мере насладиться воздушными ямами, ведь для этого глаза не нужны, только желудок.

  Сколько в точности длился полет сказать я затрудняюсь, но о том, что он состоялся я помнить буду всегда. А две устремленные в небо, обнявшиеся фигуры влюбленных людей навсегда останутся для меня символом любви, которая делится радостью и счастьем с окружающими и может подарить крылья для полета и в прямом и в переносном смысле.

  Геннадий Гал

Лучшее в мире авиации

наверх